Биография Лескова
Лесков в Петербурге
Лесков на острове Коневец
Портреты Лескова
Что такое сказ?
Из истории сказа "Левша"
Писатели о сказе "Левша"
Иллюстрации к сказу "Левша"
М.Добужинский
Кукрыниксы
Комментарии к иллюстрациям Кукрыниксов
Н.Кузьмин
Н.Кузьмин об иллюстрациях к "Левше" (из книги "Художник и книга")
МХАТ, 1925 год
Декорации Кустодиева к "Левше" (МХАТ)
БДТ, 1926 год
Декорации Кустодиева к "Левше" (БДТ)

Иллюстрации к сказу "Левша"

М.Добужинский

Кукрыниксы

Н.Кузьмин

Н.Кузьмин об иллюстрациях к "Левше"(из книги "Художник и книга")

Л.Аннинский. "Левша": происхождение легенды (из книги "Лесковское ожерелье")

Вопросы к уроку "Иллюстрации к сказу "Левша"

Н.Кузьмин. Иллюстрация к сказу "Левша", 1957 г.

 

Глава 6
"ЛЕВША": происхождение легенды
 
Из книги: Аннинский Л. А. Лесковское  ожерелье.
– 2-е изд., доп. – М.: Книга, 1986. – 304 с: ил. – (Судьбы книг).

Современный читатель живет с ощущением, что легенда о стальной блохе, подкованной русским умельцем, "была всегда". К тому ведет сегодня масса ассоциаций. Эта история возникает у нас при слове "блоха", при слове "левша", при слове "Тула"; она первой вспоминается и при имени ее автора: не пленительные "Соборяне", не гениально выточенный "Запечатленный ангел", не хрестоматийный "Тупейный художник", - нет, именно "Блоха" выскакивает на поверхность памяти при одном имени Лескова. На суперобложке репрезентативного лесковского тома, вышедшего в величественной "Библиотеке всемирной литературы", - шеренга развеселых кузьминских ряженых, все из той же "Блохи". Никто не удивляется: на то и "Блоха", чтобы быть везде, всегда и при каждом случае. Заглянем во времена, когда ее не было.

Январь 1881 года. Иван Аксаков, "самый знаменитый славянофил", "единственный славянофил-деятель", только что открывший в Москве газету "Русь", просит у Лескова что-нибудь беллетристическое. Понимает риск (у Лескова - опасная репутация). Но просит. Две реплики из их переписки в сущности начинают наш сюжет.

Аксаков - Лескову, 4 января 1881 года, из Москвы в Петербург: "…Я не очень жалую глумления. Выругать серьезно, разгромить подлость и мерзость - это не имеет того растлевающего душу действия, как хихиканье… Надо бить дубьем, а не угощать щелчком… Поняли?"

Лесков - Аксакову, 7 января 1881 года, из Петербурга в Москву: ""Понял"… Но я не совсем с Вами согласен насчет "хихиканья"… Хихикал Гоголь… и тожде совершал несчастный Чернышевский… Почему так гадка и вредна в Ваших глазах тихая, но язвительная шутка, в которой "хихиканье" не является бесшабашным, а бережет идеал?.. Вы говорите: "их надо дубьем"… А они дубья-то Вашего и не боятся, а от моих шпилек морщатся". Десятилетия спустя, когда критики будут решать, кем же был Лесков: серьезным сатириком или шутейным анекдотистом, - вспомнится это "хихиканье".

К "Левше" оно имеет самое прямое отношение. Именно "Левшу" вынашивает в эту пору Лесков и именно к "Левше" психологически готовит Аксакова. А ситуация взрывная: в марте народовольцами убит царь; наследник разворачивает страну вспять от либерализма и тоже клянется народом - народ, "вечная" тема русских раздумий, встает перед литературой как бы заново. В эту весну Лесков отказывается писать публицистические статьи: "хаос"! Он пишет - "Левшу". "Это не дерзко, а ласково, хотя не без некоторой правды в глаза", - еще раз предупреждает он Аксакова 12 мая.

Через неделю Лесков везет в Москву рукопись. Читает вслух. Оставляет. Осенью, тремя порциями, Аксаков публикует лесковскую сказку в своей газете.

Впрочем, лучше сказать: легенду. Басню. Или уж вовсе по-лесковски: "баснословие". Именно это словцо употребил Лесков в авторском предисловии. Предисловие важное, на него надо обратить внимание. Лесков пишет:

"Я не могу сказать, где именно родилась первая заводка баснословия о стальной блохе, то есть завелась ли она в Туле, на Ижме или в Сестрорецке… Я записал эту легенду в Сестрорецке… от старого оружейника… Рассказчик два года тому назад был еще в добрых силах и в свежей памяти; он охотно вспоминал старину… читал божественные книги… разводил канареек. Люди к нему относились с почтением". Опять-таки современный читатель, привыкший к коварной манере лесковского сказывания, не обманется этим "старым оружейником" и легко разгадает предисловие как стилистический прием, не чуждый веселой мистификации. Тогдашний читатель не столь искушен, так что лесковскому вступлению суждена в судьбе "Левши" достаточно каверзная роль.

Но для этого "Левша" должен еще войти в литературный процесс. А это дело хитрое. В московской газете критики рассказ не замечают. Впрочем, замечают и даже "хвалят" - во время домашних чтений и обсуждений, но в печати - ни слова. Предстоит издать "Левшу" в столице. Изгнанный из Петербургских "порядочных" либеральных изданий, Лесков в эту пору уже имеет некоторый выход в издания менее "порядочные". Весной 1882 года "Левшу" печатает отдельной книжкой Алексей Суворин. Едва "Левша" выходит из суворинской типографии, как откликаются две крупнейшие петербургские газеты: "Новое время" и "Голос".

Насчет "Нового времени". Не будем обольщаться его бескорыстием: издает газету все тот же Суворин; в сущности, он рекламирует собственную продукцию. Однако круг идей и интонации редакционного отклика интересны. Именно ради идей и интонации я процитирую суворинскую статейку шире, чем это принято в нашем лескововедении.

"Новое время", 30 мая 1882 года. "Маленький фельетон. Г-н Лесков о народе. Есть легенда о стальной блохе…"

Это уверенное "есть легенда" является первым оглушительным откровением для Лескова: он начинает расплачиваться за свое неосторожное предисловие.

Итак, "есть легенда"… и "г. Лескову пришла счастливая мысль" ею воспользоваться. Смысл самой легенды изложен у Суворина так: "артистическая удаль наших взяла верх над мастерством англичан… Русский человек все понимать может, на все способен и не нуждается в руководстве иноземцев…" Прекрасная легенда, замечает газета, но "дело не в этом… Любопытно другое": зачем автор поспешил ею воспользоваться? "Автор бесспорно один из выдающихся наших писателей, - оговаривается рецензент, - и, конечно, небезынтересно узнать, как он смотрит на русский народ, а удобный случай к тому дает нам именно рассматриваемый рассказ… (Далее со вкусом излагаются подробности посрамления англичан. - Л. А.)… Как видите, г. Лесков довольно высокого мнения о русском гении. Иные, быть может, поспешат усмотреть тут некоторого рода самохвальство. Но это будет ошибочно…"

Позолотив таким образом пилюлю и оградив "своего" автора от чрезмерно ответственных обвинений, нововременский фельетонист излагает суть охватившей его тревоги. Дело в том, что г. Лесков смотрит на народ отнюдь не так оптимистично, как кажется поначалу. "Русский человек у себя дома" превращается по ходу дела "в существо низшего порядка". "Гениальный Левша (читай: русский народ), - уточняет рецензент, - преображается в забитого, безличного, чувствующего свое ничтожество рабочего… совсем как подобает людям низшей, недоразвившейся породы… Левша покоряется, точно он уверен, что заступиться за него некому…"

На страницах "охранительной" газеты последняя формула звучит особенно изящно. Во всяком случае, газета выдерживает дипломатичный тон. Отношения сохранены: именно в эту газету Лесков вскоре принесет свой ответ, и Суворин этот ответ немедленно напечатает. Но это будет через две недели, а пока "Новое время" итожит:

"Выходит… что заграницей, на чужой стороне, Левше было бы лучше, нежели дома - там и "образованность", и все заманчивые льготы… а здесь одна беспросветная гибель… Не слишком ли уж отзывается пессимизмом такой вывод?"

На этой сокрушенной ноте завершает свою рецензию газета "Новое время". Десять дней спустя на "Левшу" откликается и другая главная столичная газета - "Голос". В отличие от "Нового времени", здесь не имеют вкуса к идеологическим туманам, а держатся холодновато-реалистического тона и проверенных фактов: "Голос" считается органом трезво мыслящей, независимой деловой буржуазии. 8 июня 1882 года в разделе "Внутренняя хроника", среди сообщений о таможенных пошлинах на табак, о том, что бобруйский протоиерей возбудил дело против ночного сторожа, мешающего ему спать своею колотушкой, и о том, кого и как вчера сбило конкой, - газета помещает следующую информацию:

"Г. Лесков издал курьезный "Сказ о тульском левше и о стальной блохе". Это - старая легенда тульских и сестрорецких оружейников (Опять!.. Не здесь ли лопнуло терпение Лескова? - Л. А.), пересказанная языком… каким говорят наши рабочие. Что речь эта подделанная - в этом нас убеждает… (далее, начиная с "нимфозории", приведен список неологизмов, каковые газета проницательно относит на счет авторской фантазии. - Л. А.). Но, помимо изысканного и вычурного языка, - продолжает газета, - самый рассказ интересен, хотя и принадлежит к числу таких, где русский человек затыкает за пояс иностранца…" Не без брезгливости изложив этот сюжет и не забыв подчеркнуть, что английская блоха в результате усилий нашего умельца перестала прыгать, - газета честно предупреждает своих читателей, что принадлежность всех этих анекдотов народу "также весьма сомнительна".

Ниже следует реклама "Путеводителя Старорусских минеральных вод" - сведения несомненные.

Прочтя все это, Лесков… это вообще в его духе: принимать бой немедленно и под любым предлогом… садится и пишет объяснение. Известное "Литературное объяснение", которое впоследствии со страниц "Нового времени" шагнет в Собрание сочинений и пойдет гулять по работам литературоведов. Лесков объявляет публике, что никакой "старой легенды" о стальной блохе нет в природе, а легенду эту он, Николай Лесков, сочинил "в мае месяце прошлого года". Что же до отзывов "Нового времени", которое нашло, будто народ в рассказе несколько принижен, и "Голоса", которому показалось, что народ в рассказе, напротив, очень польщен, то он, Николай Лесков, не имел подобных намерений и не ставил своею целью ни "принизить русский народ", ни "польстить ему".

Объяснение выдержано в живом тоне, полном чисто лесковского лукавства, или, как сказал бы И. Аксаков, "хихиканья". Атака отбита. Однако на этом критический бой вокруг "Левши" не заканчивается: более того, самые тяжкие удары еще впереди. Ибо еще не высказались толстые литературные журналы. Тяжелая артиллерия не заставляет себя ждать: летом того же 1882 года по поводу "Левши" выступают три самых влиятельных столичных журнала: "Дело", "Вестник Европы" и "Отечественные записки".

(продолжение >>>)

 
© Санкт-Петербург 2012-2018
Яндекс.Метрика