Биография Лескова
Лесков в Петербурге
Лесков на острове Коневец
Портреты Лескова
Что такое сказ?
Из истории сказа "Левша"
Писатели о сказе "Левша"
Иллюстрации к сказу "Левша"
М.Добужинский
Кукрыниксы
Комментарии к иллюстрациям Кукрыниксов
Н.Кузьмин
Н.Кузьмин об иллюстрациях к "Левше" (из книги "Художник и книга")
МХАТ, 1925 год
Декорации Кустодиева к "Левше" (МХАТ)
БДТ, 1926 год
Декорации Кустодиева к "Левше" (БДТ)

Иллюстрации к сказу "Левша"

М.Добужинский

Кукрыниксы

Н.Кузьмин

Н.Кузьмин об иллюстрациях к "Левше"(из книги "Художник и книга")

 
 

 

 Иллюстрации Кукрыниксов* к сказу "Левша"
 
     Позаголовок Николая Семеновича Лескова – "Сказ о тульском косом Левше и о стальной блохе" – определил стилевую задачу иллюстраторов. Сказ – значит быль, притворившаяся сказкой. Якобы веселое и смешное действо, балаган, а на самом-то деле подлинная история погибели замечательного таланта. Кукрыниксы, думается, стремились проникнуть в саму интонацию Лескова, в темп его речи – плавной и резкой, патетической и обыденной, с завитушками поговорок да прибауток и вместе с тем прямой, гневной, обличительной. Главное в языке "Левши" – диалоги, воспроизведение разговоров во дворцах да избах, вопросы да хлесткие ответы. Театр? Да, именно так и прочли Кукрыниксы "Левшу".
     Но театр особый – представление на ярмарочной площади, словно бы реконструиромое нынешним детским театром. Спектакль о спектакле.
     Разумеется, обратившись к "Левше", Кукрыниксы не могли не вспомнить замечательное издание лесковского сказа с иллюстрациями Николая Васильевича Кузьмина, вышедшее пятнадцать лет назад. То была прекрасная умная книга. Книга Лескова для взрослых, много знающих в русской истории людей... Вызывающая на память народный эстамп-лубок. Открывающая подтекст Лескова – его пронзительную умную нежность, горькую его поэзию.
      У Кукрыниксов была иная, совсем иная цель. В тридцатые годы, когда Алексей Максимович Горький шефствовал над "нераздельной и единосущной троицей", определяя ее путь в искусстве, он говорил: "Особенно важная и серьезная задача – дать детям книги о том, откуда взялась частная собственность... Эта задача может быть разрешена и рядом исторических книг, и острыми политическими памфлетами, и бытовой сатирой, направленной против пережитков собственничества..."
      Политический памфлет – важнейшая краска театра Кукрыниксов в "Левше". Словно персонажи "comedia del arte", стоят в заставке к первой главе англичане с императором Александром и "донским казаком" Платовым: почти плоские цветные фигуры, словно бы вырезанные из ватмана игрушечные человечки, на которых надето бумажное же платье. Возникают декорации – тоже плоская (обыкновенная линеечка на белом поле) лестница, по которой идут государь с Платовым в кунсткамеры, пузатые бюсты и "Аболон полведерский", что держит в одной руке мортимерово ружье, а в другой пистолю. Этот невиданный Аболон и на супере – словно бы карикатурный эпиграф о поругании искусства, о чудовищной прагматике, так давно осмеянной Лесковым.
      На суперобложке присутствует деталь, которой нет в картинке, повторенной внутри книги: тяжелые золотые шнуры на черном плотном фоне, будто бы отодвинутый театральный занавес. Деталь у Кукрыниксов всегда очень значительна, она не могла явиться случайно и здесь. "Театр в книге-театре" – вот что она означает, как думается.
      Наконец, на страницах "Левши" появляются героические персонажи – трио тульских оружейников, – и тогда исчезает ядовитый цвет, выбранный художниками для персонажей карикатурных, серые зипуны и ржавые редковолосые головы глядят со страниц драгоценной подлинностью. Еще немного, и цвет совсем бы исчез... Но условность сказового театрализованного повествования этого бы не допустила, и потому в сценах унижения Левши цвет – мертвенно-глухой, фантастический, особенно на полу "простонародной обухвинской больницы".
      Художники дали к каждой главе некий пейзажно-событийный занавес-заставку: здесь Тула – город "первых знатоков в религии" – с косыми куполами бесчисленных церквей и проезжая дорога с мчащейся коляской Платова и свистовыми казакми, поливающими ямщика "без милосердия", чтобы скакал. Здесь Николай, восседающий на троне под двуглавым орлом, а по обе стороны от стула-трона принцесса Александра Николаевна и Платов; здесь и несущиеся от Петербурга до Лондона курьер с Левшою, и Лондон с туманными силуэтами парламента, Биг-Бена и яркими, как конфетная обертка, плоскими фигурами важных гуляющих англичан...Подымется такой занавес, а за ним страничная иллюстрация – смешное и грустное действо великого Лескова, "эпос... с очень человечкиной душою".
      Словно бы наводя бинокль на какие-то сценические детали, изобразили Кукрыниксы предметы – концовки глав. Смешные эти концовки? Нет, иронические. Важное чувство в эмоциональной палитре маленького читателя. "Мелкоскоп" на царской малиновой подушке с золотыми кистями, блошиная подкованная нога сквозь увеличивающую линзу, чищенное толченым кирпичом ружейное дуло и пустая генеральская перчатка, воткнувшая туда свой палец... А в эпилоге книги появляется грустная медаль – светло-желтая, с белым профилем Левши, лавровой ветвью, инструментом тульского оружейника. Медаль помещена под абзацем печального лесковского размышления: "машины сравняли неравенство талантов и дарований, и гений не рвется в борьбе против прилежания и аккуратности".
      Рассмотрев кукрыниксовского "Левшу", мысленно возвращаюсь к его давнему истоку – журнальным иллюстрациям к "Лазоревой степи" Михаила Шолохова. И становится понятным графический принцип художников: переводить на язык изобразительного искусства не сюжет и не события книги сами по себе, но слово и интонацию писателя, и ненавязчиво, будто бы в игре, передавать их читателю, вызывая в нем благородный гнев к насилию и нежность к таланту.
Пистунова А.М. Единосущная троица. –М.: Советская Россия, 1978 (с.244-249)
Глава "Эпос... с очень человечкиной душою".
Кукрыниксы – творческий коллектив советских художников-графиков и живописцев, в который входили действительные члены АХ СССР, народные художники СССР (1958), Герои Социалистического Труда Михаил Васильевич Куприянов (1903–1991), Порфирий Никитич Крылов (1902–1990) и Николай Александрович Соколов (1903–2000).
Псевдоним «Кукрыниксы» составлен из первых слогов фамилий Куприянова и Крылова, а также первых трёх букв имени и первой буквы фамилии Николая Соколова. Три художника работали методом коллективного творчества (каждый также работал и индивидуально – над портретами и пейзажами). Наибольшую известность им принесли многочисленные мастерски исполненные карикатуры и шаржи, а также книжные иллюстрации, созданные в характерном карикатурном стиле.
За иллюстрации к сказу Н. С. Лескова "Сказ о тульском косом Левше и стальной блохе" были награждены золотой медалью АХ СССР. (вернуться)
© Санкт-Петербург 2012


Hosted by uCoz