Гроза идёт. Заболоцкий Н. А.
ЛИТЕРАТУРА
 
 Главная
 
Н.Заболоцкий. Фото 1957 г.
Источник: Заболоцкий Н. А. Стихотворения и поэмы. – М.–Л.: Советский писатель, 1965
 
 
 
 
 
 
 
 
 
НИКОЛАЙ АЛЕКСЕЕВИЧ ЗАБОЛОЦКИЙ
(1903 – 1958)
ГРОЗА ИДЕТ[1]
 
Движется нахмуренная туча,
Обложив полнеба вдалеке,
Движется, огромна и тягуча,
С фонарем в приподнятой руке.

Сколько раз она меня ловила,
Сколько раз, сверкая серебром,
Сломанными молниями била,
Каменный выкатывала гром!

Сколько раз, ее увидев в поле,
Замедлял я робкие шаги
И стоял, сливаясь поневоле
С белым блеском вольтовой дуги!

Вот он — кедр у нашего балкона.
Надвое громами расщеплен,
Он стоит, и мертвая корона
Подпирает темный небосклон.

Сквозь живое сердце древесины
Пролегает рана от огня,
Иглы почерневшие с вершины
Осыпают звездами меня.

Пой мне песню, дерево печали!
Я, как ты, ворвался в высоту,
Но меня лишь молнии встречали
И огнем сжигали на лету.

Почему же, надвое расколот,
Я, как ты, не умер у крыльца,
И в душе все тот же лютый голод,
И любовь, и песни до конца!
1957
Источник: Заболоцкий Н. А. Собрание сочинений: В 3-х т. — М.: Худож. лит., 1983. — Т. 1.


1. "Гроза идёт" — впервые: газ. «Литература и жизнь», 1959, 20 марта.
Летом 1937 г. Заболоцкий жил в Луге, около озера Омчино. Во время сильной грозы вблизи дачи, где он жил, молния ударила в сосну, опалила хвою, надвое расщепила ее и ожгла.
Через двадцать лет возник этот образ кедра.
Продолжая традиции Тютчева и Баратынского, Заболоцкий не повторяет их, не имитирует готовую поэтическую систему, а раскрывает в ней новые возможности. Cтихотворении «Гроза идет» по теме и по словесной фактуре стиха ближе всего к Тютчеву. В нем сохранен обычный для этого поэта параллелизм проходящих через все стихотворение описаний природы и душевной жизни и мыслей самого автора.
Даже самый образ грозы такой специфически тютчевский! Однако читатель уже с первой строфы видит своеобразие Заболоцкого, отличие от тютчевского восприятия природы:

Движется нахмуренная туча,
Обложив полнеба вдалеке,
Движется, огромна и тягуча,
С фонарем в приподнятой руке.

Конечно, для Тютчева был бы невозможен образ тучи с фонарем в руке. Чтобы создать такой образ, надо было пройти через метафорическую смелость «Столбцов». Даже в традиционном символе дерева, расщепленного молнией, Заболоцкий по-своему, в свойственном ему стиле, находит новые образные детали:

Он стоит, и мертвая корона
Подпирает темный небосклон.

«Мертвая корона», подпирающая «темный небосклон», по своей величавой метафоричности может принадлежать только Заболоцкому с его несколько тяжеловесной, монументальной образностью.
В заключении стихотворения проводится прямой параллелизм между душевным состоянием поэта и расколотым деревом. Но здесь, в отличие от зыбкости, неуловимости тютчевских ассоциаций и нюансов, этот параллелизм подчеркнут, превращен в аллегорию, более предметно и осязательно передающую двойственность душевного состояния поэта:

Пой мне песню, дерево печали!
Я, как ты, ворвался в высоту... (вернуться)

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Главная страница
 
 
Яндекс.Метрика