Стихотворение «Хуторок» А. В. Кольцова
ЛИТЕРАТУРА
 
 Главная
 
Портрет А. В. Кольцова
работы К. А. Горбунова, 1838
 
«Хуторок». Автограф
стихотворения А. В. Кольцова.
1839.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
АЛЕКСЕЙ ВАСИЛЬЕВИЧ КОЛЬЦОВ
(1809 – 1842)
ХУТОРОК[1]
 
За рекой, на горе,
Лес зелёный шумит;
Под горой, за рекой,
Хуторочек стоит.

В том лесу соловей
Громко песни поёт;
Молодая вдова
В хуторочке живёт.

В эту ночь-полуночь
Удалой молодец
Хотел быть, навестить
Молодую вдову…

На реке рыболов
Поздно рыбу ловил;
Погулять, ночевать
В хуторочек приплыл.

«Рыболов мой, душа!
Не ночуй у меня:
Свёкор дома сидит, —
Он не любит тебя…

Не сердися, плыви
В свой рыбачий курень;
Завтра ж, друг мой, с тобой
Гулять рада весь день». —

«Сильный ветер подул…
А ночь будет темна!..
Лучше здесь, на реке,
Я просплю до утра».

Опознился купец
На дороге большой;
Он свернул ночевать
Ко вдове молодой.

«Милый купчик-душа!
Чем тебя мне принять…
Не топила избы,
Нету сена, овса.

Лучше к куму в село
Поскорее ступай;
Только завтра, смотри,
Погостить заезжай!» —

«До села далеко;
Конь устал мой совсем;
Есть свой корм у меня, —
Не печалься о нём.

Я вчера в городке
Долго был — всё купил;
Вот подарок тебе,
Что давно посулил». —

«Не хочу я его!..
Боль головушку всю
Разломила насмерть;
Ступай к куму в село».

«Эта боль — пустяки!..
Средство есть у меня:
Слова два — заживёт
Вся головка твоя».

Засветился огонь,
Закурилась изба;
Для гостей дорогих
Стол готовит вдова.

За столом с рыбаком
Уж гуляет купец…
(А в окошко глядит
Удалой молодец)…

«Ты, рыбак, пей вино!
Мне с сестрой наливай!
Если мастер плясать —
Петь мы песни давай!

Я с людями люблю
По-приятельски жить;
Ваше дело — поймать,
Наше дело — купить…

Так со мною, прошу,
Без чинов — по рукам;
Одну басню твержу
Я всем добрым людям:

Горе есть — не горюй,
Дело есть — работай;
А под случай попал —
На здоровье гуляй!»

И пошёл с рыбаком
Купец песни играть,
Молодую вдову
Обнимать, целовать.

Не стерпел удалой,
Загорелсь душа!
И — как глазом моргнуть —
Растворилась изба…

И с тех пор в хуторке
Никого не живёт;
Лишь один соловей
Громко песню поёт…

(5 сентября 1839)

Источник: Кольцов А. В. Полное собрание стихотворений. — М.: Советский писатель. 1958.
 

1. «Хуторок» – напечатано впервые в журнале «Отечественные записки», 1840, том VIII, № 1, отд. III, с. 82—84. В вариантах подзаголовок «Русская баллада».
Тема решена в духе народных баллад с их «недоговоренностью»: оставлен простор для воображения.
Белинский подчеркивал «страстно-драматический характер» этого стихотворения. «Хуторок» неоднократно был положен на музыку А. И. Дюбюком, С. Н. Нагаевым и др. Наиболее известная мелодия, по-видимому, фольклорного происхождения. Сюжет «Хуторка» воспроизводился в лубочных картинах. (вернуться)

Стихотворение «Хуторок» Человеческая жизнь – ее темные и светлые стороны, весь внутренний мир простого обыкновенного человека: желание любви, жажда вольной жизни, бунт оскорбленного достоинства – показана Кольцовым очень широко. «В целом это эпическая картина, и судьбы людей подчиняются тем же законам, что и судьбы людей в эпосе. «Судьба царит в эпосе», – говорил Гегель. Такая судьба господствует в песнях Кольцова».

Во всей своей полноте талант Кольцова проявился в его лирических песнях, проза ему никак не давалась, она, по его собственным словам, «с ним еще при рождении разошлась самым неблагородным образом». Когда в его родной Воронеж приехал на гастроли известный трагический актер П. С. Мочалов, Кольцов, восхищавшийся его игрой, не решился даже написать маленькую заметку о представлении.

Песни Кольцова – по преимуществу песни синтетические; эпическое, лирическое и драматическое связаны в песнях Кольцова, а некоторые стихотворения вообще носят страстно-драматический характер. К таким произведениям относится «Хуторок» (1839). Сам автор называл его «русской балладой». Отразилось в «Хуторке» и желание Кольцова написать оперу из русской жизни – «сделать оперу не такую, чтобы можно поставить на сцене, а по крайней мере, чтобы можно было прочесть». В письме к Белинскому» (12 октября 1839 г.) он писал: «... Иногда прочтешь «Хуторок», покажется, а иногда и разорвать хочется. Есть вещи в свете, милые сердцу, и есть ни то ни се; так и везде. Конечно, драма везде, где человек...»

Взят за основу реальный факт – кровавая расправа, учиненная лесником в доме молодой вдовы, где он застал богатого купца и рыбака. Участники разыгравшейся трагедии и становятся героями «Хуторка», только исчез молодой лесник – Кольцов создает более емкий образ – «удалой молодец». Все стихотворение держится на двух стержнях: это лихая, разудалая песня, где раз взятый ритм выдерживается на протяжении всей баллады (постоянна мужская рифма – ударение только на последний слог). И эта непрерывно звучащая песня близка всем участникам драматических событий:

Петь мы песни давай!

И пошел с рыбаком
Купец песни играть...

И начало, и конец «Хуторка»:

... соловей
Громко песни поет.

Удалую песню сопровождает и разудалое веселье, этот безудержный разгул:

И рыбак:

Погулять, ночевать,
В хуторочке приплыл.

И купец:

За столом с рыбаком
Уж гуляет купец...
А под случай попал –
На здоровье гуляй!

И молодая вдова:

Завтра ж, друг мой, с тобой
Гулять рада весь день.

И это царящее веселье («ночь-полуночь», а завтра хоть трава не расти) как бы предвестник трагических событий.

В отличие от других действующих лиц («рыболов мой, душа», «милый купчик – душа», – так обращается к ним героиня) «удалой молодец» – лицо без речей. В самом тексте с ним связаны 10 строк:

В эту ночь-полуночь
Удалой молодец
Хотел быть, навестить
Молодую вдову...

Но всю картину веселья, царящего в доме вдовы, мы видим его глазами:

А в окошко глядит
Удалой молодец.

Как и все герои Кольцова, он не знает предела своим чувствам. Чувство, владеющее им, переполняющее его, – сильнее самого героя:

Не стерпел удалой,
Загорелась душа!
И – как глазом моргнуть –
Растворилась изба...

Это вроде бы конец:

И с тех пор в хуторке
Никого не живет;
Лишь один соловей
Громко песни поет.

И если бы не реальные трагические события, читатели так бы ничего больше не узнали: описания самой гибели (а тем более убийства) закон жанра баллады не позволял. Баллада – это нечто таинственное и мистическое (такой она была в творчестве В. А. Жуковского). Сам хутор окружила тайна. Но ясно было с самого начала: спрятавшийся в глухом месте хуторок («под горой, за рекой») уже сам по себе таил возможности драмы.

Прекрасен поэтический язык стихотворения, удивительна мелодика стиха: это и внутренняя рифма («хотел быть, навестить», «обнимать, целовать»), повторяющаяся аллитерация: («СредСтВо еСть у меня // СлоВо дВа – зажиВет // ВСя голоВка тВоя», «Для Гостей ДороГих стол Готовит...» – а внутри этой строки звуковой повтор – гоСТей – СТол), это и оригинальные поговорки, смело включенные поэтом в стихотворение («Ваше дело поймать//Наше дело купить»). А слова купца – чем не житейская мудрость опытного человека:

Горе есть – не горюй,
Дело есть – работай;
А под случай попал –
На здоровье гуляй!

Иточник: Чубукова Е.В, Мокина Н.В.: Русская поэзия XIX века
 
 
П. Е. Щербов. Хуторок. 1901
Из журнала карикатур "Шут". 1901, № 6, 3 (16) февраля[3]

«Old judge» – старый судья – таким псевдонимом была подписана первая опубликованная в журнале «Шут» карикатура П. Е. Щербова
 
3. Карикатурная серия на тему стихотворения «Хуторок» А.В.Кольцова – 22 акварели, которые носят развлекательный характер. Это не традиционные реалистические иллюстрации, а шаржированное воплощение кольцовской фабулы. Особенно колоритна босоногая и кривоногая вдовушка с глупой физиономией. Под стать ей и ухажеры: автор откровенно потешается над своими героями.
Некоторые картинки подписаны псевдонимом «Old Judge» – в переводе с английского «старый судья» или «старый знаток». Так назывался когда-то один из сортов трубочного табака. С 1896 года этот псевдоним регулярно появлялся на страницах столичного журнала «Шут» (Шут: художественный журнал карикатур; с 1897 – художественный журнал с карикатурами. – СПб., 1879–1914. – Еженед.) и другой юмористической периодики. Под маской «Старого судьи» скрывался талантливый карикатурист Павел Егорович Щербов (1866–1938).
«Литературная» карикатура была одной из особых граней журнала «Шут». Объектом осмеяния являлись не конкретные люди или общественные силы, а книги, сочинения и даже отдельные стихотворения. Пародировались романы Тургенева, Гончарова и даже «Евгений Онегин».
Так в «Шуте» начала XX века (1901, № 1–6) П.Е. Щербов выступил с карикатурной серией на тему стихотворения «Хуторок» А.В.Кольцова. Осмеянию здесь подвергалась русская «растяпость». (вернуться)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Главная страница
 
 
Яндекс.Метрика