Ласточки. Фет А. А.
Литература
 
 Главная
 
А. А. Фет.
Фото А. И. Деньера. 1860-е гг.
 
 
 
 
 
 
 
 
АФАНАСИЙ АФАНАСЬЕВИЧ ФЕТ
(1820 – 1892)
 
ЛАСТОЧКИ[1]
 
Природы праздный соглядатай,[2]
Люблю, забывши всё кругом,
Следить за ласточкой стрельчатой
Над вечереющим прудом.[3]

Вот понеслась и зачертила —
И страшно, чтобы гладь стекла
Стихией чуждой не схватила
Молниевидного крыла.[4]

И снова то же дерзновенье
И та же тёмная струя, —
Не таково ли вдохновенье
И человеческого я?

Не так ли я, сосуд скудельный,[5]
Дерзаю на запретный путь,
Стихии чуждой, запредельной,
Стремясь хоть каплю зачерпнуть?

1884

Источник: А. А. Фет. Лирика. — М.: Художественная литература, 1966. — С. 136.
 

1. Ласточки – из цикла «Элегии и думы».
Впервые: Вечерние огни. Выпуск второй неизданных стихотворений А. Фета. М., 1885, стр. 13. (вернуться)

2. Природы праздный соглядатай... – человек назван «праздным соглядатаем» природы, но он наблюдает за жизнью природы, осознавая себя ее частью, ее сыном, подвластным общим для всей природы законам.
Традиционный психологический параллелизм: когда описание душевных переживаний объясняется с помощью описания природных явлений, у Фета нередко подменяется метафорой, соединяющей человеческую жизнь и природное явление и позволяющей представить человека самого природным явлением. (вернуться)

3. Над вечереющим прудом... Творчество почти неизменно осмысляется Фетом как подъем ввысь – полет или восхождение. Это и дерзновение человека – его попытка коснуться мира высшего, чуждого ему, запредельного. Эта мысль звучит и в этих строках. Стремительный полет ласточки вниз, к «вечереющему пруду», легкое прикосновение ее крыла к «чуждой стихии» уподобляется творческому порыву, вдохновению – столь же дерзкому устремлению на «запретный путь» и готовности «зачерпнуть хоть каплю» «стихии чуждой, запредельной». (вернуться)

4. В романтической поэзии мир небесный обычно безусловно противопоставлен миру земному. На этой неизменной романтической антитезе строится стихотворение «Ласточки».
Небесная стихия, олицетворенная ласточкой, противопоставлена стихии земной (и как ее части — водной), чей символ — гладь пруда.
Для ласточки опасно стремление к водной глади, которой она непричастна. Для лирического же «я» тщетно и запретно желание «зачерпнуть» влаги верхнего мира, символизирующей вдохновение. (вернуться)

5. Сосуд скудельный (глиняный) – о человеке как бренном существе. (вернуться)

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Главная страница
 
 
Яндекс.Метрика